April 2nd, 2008

4 стихии (5-6 апреля)

Ну что, соскучились по приключениям?

Тогда айда с нами покорять земные стихии: землю, воду, воздух и солнце!

Для начала мы побываем в катакомбах в селе Скельки, которым больше полувека. В 50-х годах прошлого столетия там добывали ракушняк. Сегодня – их по праву можно назвать младшим братом Одесских катакомб.

Дальше – больше: держим курс южнее, на Бирючий остров – в Азово-Сивашский парк, в котором собрано около 250 видов животных.
Дорога в Заповедник не будет скучной, обещаем! Представляешь песчаную косу длинной около 20 км: слева – бушует Азовское море, справа – убаюкивают тихие волны залива, а вокруг – белоснежный песок и шелест камыша! То-то же!

Collapse )

promo geografiya september 9, 2011 11:56 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Правило 1. В заголовке или первых строках текста поста должно быть четко обозначено, о каком географическом объекте идет речь. Страна, район, город - чем подробнее, тем лучше. Правило 2. Текст поста должен иметь явную познавательную составляющую с точки зрения географии. Если модератору…

Вид на Кировск с горы Кукисвуммчор (Мурманская обл.)

Три фотографии с горы Кукисвуммчор (Хибины) с видом на Кировск.

Вид на Кировск (Мурманская область)Кировск 25-й километр (Мурманская обл.)

В Кировске – городе у подножья Хибинских гор (не перепутайте его с Кировом, бывшим городом Вятка), в Кировске тоже было нескучно. Когда мы прибыли на базу – там есть база географического факультета, круглогодичная – нам четко объяснили, что самовольный уход с базы в горы  – это однозначно отчисление с практики и большие проблемы в деканате. И правильно: ведь в Хибинах каждый год погибает пара десятков туристов. И вот, однажды вечером мой друг Гоша курил, сидя на ступеньке. И я сказал ему в шутку, проходя мимо: «А пошли в горы, Гош». Он говорит: «Пошли». Короче, взял меня на понт. Я говорю: «Я готов. Собирайся и пошли». «Кеды, вроде, на мне, говорит он, – так что пошли». И мы пошли. Поход наш длился всю ночь, при свете висящего у самого горизонта северного солнца. Мы за час добрались от базы до Кировска-25. Это самый заброшенный из четырех разрозненных частей Кировска. Здесь половина многоэтажек – пустые, с выбитыми стеклами бетонные коробки, в которых живут только крысы. Еще четыре часа мы карабкались на гору. Вначале было мелколесье из карликовой березы и сосны, и мы за пять минут промокли насквозь от росы. Выше росли только мхи и клюква. И стало страшно, потому что если камень из-под ноги сорвется, не за что будет ухватиться: деревья кончились. В очередной перекур, забравшись уже метров на триста, мы сели на камень и… даже забыли зажечь сигареты, потому что увиденное поражало. Далеко внизу спичечные коробки хрущевских пятиэтажек, у половины из которых проломленные крыши. А рядом с городом разрез, выгрызенный в горе, и на дне разреза весь этот Кировск-25 может уместиться несколько раз. Мы поднимаем взгляд выше. Напротив нас колоссальная глыба высотой в километр, и мы видим, что половина ее просто съедена горным комбинатом: его взрывчаткой, экскаваторами и "Белазами". Из двух вершин горы мы забрались на меньшую, на высоту шестьсот метров, и спустились по другому склону, ровному, усыпанному булыжниками размером с голову. "В чем же дело? – гадали мы. – Почему склон покрыт мелкими камнями?" А потом стали находить хвосты от минометных снарядов и поняли, что склон тщательно обстреливался в свое время.

Когда мы вернулись, оставалось два часа до команды «подъем». Вся база спала. Только у костра на центральной площадке ребята тихонько жгли костер и выпивали. Они угостили нас великолепным самогоном, в который был намешан сахар и лимонный сок