प्रकाश (ostrea) wrote in geografiya,
प्रकाश
ostrea
geografiya

Треккинг к Базовому лагерю Аннапурны (Непальские Гималаи). Часть 3.


Сельсовет Горепани. Эта тибетская игра называется "ям". 19.12.2009, Annapurna conservation area, Nepal

Путь в Татопани. Деревни гурунгов на треке ABC

У природы нет плохой погоды. У нее есть плохое чувство юмора.

15 декабря 2009 г. (восьмой день трека): Annapurna South Base Camp (4130) – Himalaya Lodge (2920)

Сброс высоты – 1320 м. Время в пути – около 5 часов.

В половине шестого утра все треккеры, ночевавшие в ABC, уже были на ногах. Когда небо начало светлеть, мы все в обнимку с фотокамерами и штативами высыпали на смотровую площадку, ожидая повторения вчерашнего чуда. Увы – солнце на миг показало из-за вершины Мачхапучхаре кокетливый розовый луч, после чего небо вновь затянуло плотными тучами и туманом.

Кто-то повздыхал, кто-то посмеялся – вот вам и рассвет, стоило ли вставать в такую рань. Народ разочарованно потянулся в лодж завтракать, после чего большинство пошли вниз, к восьми утра в лодже остались только мы с Давой. У меня планы были следующие: если погода наладится, остаться в лагере еще на день (или два) поснимать окрестности, после чего ускоренным маршем двигаться в Татопани.


Дава в Базовом лагере Аннапурны. День второй. 15.12.2009, Annapurna conservation area, Nepal

Тем временем погода портилась. Горные вершины скрылись за тучами. Ветер утих совершенно, но в воздухе сразу же повис пришедший снизу плотный дым от пожаров. Зачем они жгут эту траву? Лучше бы привели сюда пару яков. Туман постепенно делался все плотнее и плотнее, и наконец пошел мокрый снег. Нагулявшись вдоволь среди чортенов и памятников тем, кто навсегда остался на Аннапурне (самый новый из них – памяти знаменитого испанского альпиниста Иньяки Очоа де Ольза, погибшего 23 мая 2008 года), около 10 часов утра мы вернулись в лодж. Сидеть целые сутки тут в плохую погоду совсем не хотелось, и я упаковала рюкзаки. Еще через час дождь немного утих, но туман, казалось, делался все плотнее, дойдя наконец до стадии "и даже лапы не видно" – от MBC тропу вниз пришлось искать почти наощупь. И как же не повезло треккерам, идущим сегодня в Базовый лагерь! Гор сегодня они не увидят, как и треккеры, бывшие тут за день до нас.

Пообедав в полюбившемся мне лодже в Деурали, отправляемся дальше. Дождь в какой-то момент усиливается до ливня, пережидаем его под огромным скальными навесом на тропе. В "Himalaya Lodge" приходим после 15.00. Сегодня мы с Давой тут единственные постояльцы, поэтому в обеденном зале холодно – хозяин не спешит тратиться на газовое отопление ради меня, высушить мокрую одежду невозможно. Дал-бат тут вкусный. Персонал лоджа с большим азартом весь вечер режется в карты. В столовой живет смешной молодой котик – эти звери, в отличие от собак, в Непале редкость под стать красной панде. Периодически хочет выйти наружу, но тут же начинает проситься обратно, мяукая под дверью: "Вы хоть видели, что там творится? А чего тогда выпускаааали?"

Лодж Хималайя имеет еще один огромный плюс – в отличие от солара, мифическую горячесть которого довелось познать считанным треккерским человекоединицам, тут самый настоящий горячий душ – за минуту вода нагревается газом до состояния кипятка. Естественно, платный и достаточно дорогой, но как иначе согреться? Мокрая одежда развешана на просушку, достаю из рюкзака последнюю сухую футболку, сверху натягиваю влажный флис, даже так он сохраняет свои согревающие свойства.

16 декабря 2009 г. (девятый день трека): Himalaya Lodge (2920) – Chomrong (2170)

Время в пути – почти 7 часов.
Сброс высоты: 1140 метров, подъем – 510 м.

Сегодня вставать рано я не спешу – помня, как холодно бывает тут ранним утром, а мы еще и в мокрой одежде. На тропу мы выходим примерно в 9.50, цель сегодняшнего дня – Чомронг.

Остановились на ланч в деревне-призраке Sinuva. Если будете тут обедать – просите счет и тщательно сверяйте каждую позицию с ценами в меню, обсчитывают тут бессовестно.

Дорога в Чомронг тяжела – после нескольких часов пути напоследок надо снова преодолеть длинную лестницу до вершины холма. Зато наверху нас ждет приз: комфортабельный лодж и прекрасный ужин с десертом – медовым хлебом по старинному гурунгскому рецепту, который так приятно запивать "Mustang coffee" (крепкий, приятный горячий грог из местной ракши), уговаривая себя, что это исключительно в профилактических антипростудных целях. Впервые за несколько дней можно выспаться в тепле.

17 декабря 2009 г. (десятый день трека): Chomrong (2170) – Ghandruk (1940)

Сброс высоты – 770 м., подъем – 480.
Время в пути – около 4 часов.

В Чомронге к нам привязался большой черный и ужасно милый улыбчивый пес, отзывается на кличку "Балу". У местных собак такой бизнес – сопровождать треккеров, как заправский local guide, только берут они за работу не деньгами, а едой. Перед самым Гандруком у меня случился неприятный инцидент, сильно омрачивший мое настроение – местные дети, возвращавшиеся из школы, из-за отсутствия у меня скульпенов стали бросать камнями в Балу, к которому я уже успела немного привязаться. К счастью, пес, по-видимому, сильно не пострадал, но у меня было сильное желание догнать главного стервеца и хорошенько его выпороть фирменным кеноновским ремнем.

Еще один типичный представитель местной фауны – water buffalo (водяной буйвол).



Первое время я их боялась (рога большие, масса тела более 400 кг, а тропинка такая узенькая) потом обнаглела и начала встречные стада распихивать буквально руками. Исключительно миролюбивая скотина.



Когда косые лучи утреннего солнца падают на склоны, подсвечивая сзади дальние холмы – получается эффект "световой кисти".


Недалеко от деревни Чомронг. 17.12.2009, Nepal Himalaya, Annapurna conservation area



Недалеко от деревни Чомронг. 17.12.2009, Nepal Himalaya, Annapurna conservation area

После Чомронга треккер стоит перед выбором – можно идти назад на юг, в сторону Ландрука – Дхампуса – Педи, если не пугает перспектива преодоления кошмарного километрового подъема. Можно спуститься вниз по течению Моди Кхолы до Биретанти и уехать в Покхару из Наяпула, или повернуть на запад – к Горепани и Пун Хиллу. Мы же выбираем четвертый путь – Дава уговорил меня посетить Гандрук, крупнейшее поселение гурунгов. "Это суперместо, диди, ты непременно должна там побывать!" – этой краткой рекомендации основательного и немногословного Давы я безоговорочно поверила, о чем впоследствии ни капли не пожалела.

Гандрук (или Ghangrung) – одно из самых интересных мест на этом треке, крупнейшая деревня гурунгов, расположенная на высоте 1990 м. Гандрук – официальное непальское название поселка, а на языке местных жителей он имеет другое название – Kond. Тут около 270 домов, это второе по величине поселение гурунгов в стране (самое большое – Siklis).

Чтобы попасть в Гандрук, нужно сперва спуститься низко в ущелье, потом по крутой тропинке подняться по склону холма, там стоит одинокий чайный домик. У хозяйки целая коллекция золотых колечек в носу и ушах, я такого количества украшений ни на одной женщине раньше не видела. От чайного домика тропа углубляется в рододендроновые заросли, поднимаясь на вершину холма, где стоит несколько домов и пара бхаттис для треккеров. Еда, чай и прочие напитки тут ужасного качества, лучше потерпеть с ланчем до прихода в лодж. И вот наконец нашим взглядам открывается местная "столица гурунгов", деревня Гандрук:



Вид на деревню Гандрук – крупнейшее поселение гурунгов в районе Аннапурны. 17.12.2009, Annapurna conservation area, Nepal

Невозможно передать, насколько отрадно было во второй половине декабря видеть эту нарядную зелень и ухоженные поля после снежно-марсианского каменистого пейзажа и пожухлой травы на высоте 4000.

Территория гурунгов включает четыре дистрикта: Парбат, Сьянгджа, Каски и Ламджунг, а также северную часть дистриктов Танахун и Горкха.

Народ гурунгов численностью меньше их ближайших соседей тамангов: согласно последней переписи, примерно 175 тысяч человек. Их первоначальная, исконная территория четко ограничена на западе рекой Кали-Гандаки, а на востоке – рекой Бури-Гандаки; на севере, на склонах вершин Главного Гималайского хребта, они постепенно уступают место тибетским племенам; на западе и на южных склонах хребта соседствуют с магарами, а на востоке – с тамангами.



В начале XIX века Френсис Гамильтон писал: "Гурунги – это многочисленное племя, главное богатство которых составляют овцы. Они ведут пастушеский образ жизни, проводят лето на альпийских пастбищах, а зимой возвращаются в долины. Мужчины делают кошмы и увлекаются воинскими забавами. Гурунгов очень много на землях древних княжеств Каски и Покхара, они по-прежнему верят ламам. Все они предпочитают холодный климат и живут вперемежку с бхотиями по обе стороны снежных вершин Гималаев и в узких долинах между ними. Гурунги обрабатывают землю мотыгами, а свои товары они перевозят во вьюках на баранах, которых у них бессчетное множество".

Но за последние полтора столетия мотыга и подсечное земледелие в течение XIX века сменились позаимствованной у парбатиев новой агротехникой с террасированием полей и вспахиванием с помощью сохи. Большая часть гурунгов спустилась с гор и обосновалась южнее, ближе к долинам, где можно выращивать рис. По мере роста населения и исчезновения лесов значительно уменьшились стада овец и коз. Трансгималайская торговля с перевозками вьюков на спинах баранов и коз отошла в область преданий. Все же гурунги продолжают продавать южным соседям свои ковры, войлоки, шерстяные покрывала и одежду, либо выменивать на эти вещи нужные им товары. Большим спросом также пользуются изготовленные ими корзины и прочие плетеные изделия из растущего в горах молодого бамбука. Но все это играет несущественную роль в экономике гурунгов; основа же ее – земледелие и скотоводство.

Гурунги – прирожденные аграрии. Их деревни всегда имеют чрезвычайно обихоженный и уютный вид. Дома – каменные, очень добротные, как маленькие крепости, с просторными внутренними двориками. Улицы аккуратно вымощены камнем, много огородов, на которых растут разнообразные овощи современных сортов. Скотина содержится в чистоте, за ней ухаживают. Кроме выпаса на пастбищах, животные постоянно получают дополнительный паек:



Сбор налогов, поддержание порядка и отправление правосудия осуществляются в каждой деревне "деревенским старостой", которого центральная администрация признает наследственным главой линиджа и обозначает непальским термином «мукхия» (слово по звучанию схоже с тюркским "муфтий"). На языке гурунгов должность старейшины называется «крох».

Гурунги "официально" исповедуют буддизм, что отмечается в процессе каждой государственной переписи. Однако, если присмотреться поближе, дело обстоит не так просто. Их вера – это причудливое сочетание древней племенной религии на основе бон с тибетским ламаизмом. Индуизм гурунгов мало интересует, если не считать кастовых разграничений. Лишь отдельные тщеславные выскочки-богатеи, оторвавшиеся от родового линиджа, приглашают брахманов по случаю рождения или свадьбы, посколько это престижно, но это редкие исключения. Похороны же всегда совершаются по всем обычаям и традициям племени. Главные вехи жизни они никак практически не отмечают: у них есть только обычные моления за благополучие семьи и деревни, а также экстраординарные обряды (с привлечением как шаманов, так и буддийских лам). Ламы призываются только в исключительных случаях, например, для того, чтобы защитить созревающий урожай от града. Лишь члены «Четырех кланов» (наиболее высокого сословия гурунгов) регулярно прибегают к услугам лам для похоронных церемоний, но для гурунгов среднего сословия это нехарактерно.

Гурунги, вопреки устоям буддизма, считают неприкасаемых неизмеримо ниже себя: они не принимают от них ни пищу, ни воду, не допускают физического соприкосновения, а уж о браках с ними не может быть и речи. С людьми высоких каст у гурунгов отношения более ровные: гурунги должны признавать их превосходство, принимать пищу из их рук, иногда даже отдавать им в жены своих дочерей. Если индуисты думают не только о том, кто поел первым и кто использовал посуду, но и кто готовил еду, то гурунги не обращают на это никакого внимания. В рационе гурунгов довольно часто присутствует мясо.

Именно в деревне Гандрук у меня единственный раз на треке ABC появилась возможность поесть свежезажаренной курочки по цене, отличной от космической.


Прости...

Кроме курицы, гурунги едят буйволиное мясо, козлятину, баранину и рыбу, но никогда не едят свинину.

Кстати, когда мы едим курицу или буйволятину (в Непале она часто продается в супермаркетах в виде сушеного острого мяса, на развес или расфасованная в небольших пакетах, в качестве треккингового белкового рациона), то мы опускаемся до уровня племен и низких каст. "Благородное" мясо – это исключительно козлятина или баранина.

Алкогольные напитки в ходу лишь у отдельных высокогорных племен и у неприкасаемых. Только невары смотрят на это более снисходительно: у них буйволиное мясо и алкоголь не воспрещены даже представителям высоких каст. Можно добавить, что все, что относится к еде, в Непале имеет первостепенное значение: в зависимости от того, кто что ест и как он это делает, непальцы отличают чужаков и узнают своих. Дело не только в том, кому что можно или нельзя употреблять в пищу, не менее важно, кто готовит еду, кто ее подает и в какой посуде.


Домики гурунгов в деревне Гандрук. 17.12.2009, Nepal Himalaya, Annapurna conservation area

В Гандруке множество лоджей (если точнее, около сорока), но есть и очень интересная "старая" часть со старыми нарядными домами, с яркими наличниками на окнах, покрытыми искусной деревянной резьбой.


В деревне Ghandruk. 17.12.2009, Annapurna conservation area, Nepal

Мы останавливаемся в "Gurung Cottage", рекомендации этому месту могу дать самые хорошие – тут комфортабельные комнаты с чистым постельным бельем, душем и санузлом в номере, вода по-настоящему горячая, а меню включает несколько видов мяса и занимает что-то около 10 страниц, причем цены вполне доступные. Пока готовится курица и прочие блюда нам на обед, устраиваем в ванной комнате "банно-прачечный комбинат". Ужин в этом лодже объемом порций напоминает пир. Пароксизм довольства приходит на смену голодным спазмам в желудке. Балу тоже чувствует себя прекрасно, получив к дал-бату груду куриных костей. А раньше был как мы – почти вегетарианец.

Все улочки в деревне вымощены камнем, из него же сложены все заборы. Месту этому, несмотря на подчеркнуто декоративный слегка "потемкинский" вид, почему-то чужда глобальная непальская атмосфера всеобщего раздолбайства, население производит впечатление очень работящего – все вокруг чем-то заняты, никто не сидит и не слоняется без дела. По улицам тут и там снуют портеры с корзинами кукурузы, охапками сена для скотины и вязанками дров. Женщины работают в полях и огородах. Вокруг домов везде разбиты аккуратные грядки и палисадники с цветами.


Дети гурунгов из деревни Ghandruk. 17.12.2009, Nepal Himalaya, Annapurna conservation area

У девочки в носу красная шерстяная нить – на ее место будет вставлено специфическое женское украшение натхуни, довольно массивная золотая серьга.



Об обычаях и обрядах гурунгов и других непальских горных народов тибетского происхождения много и интересно пишет знаменитый этнограф М.Габорио в своих исследованиях.

Своих покойников гурунги хоронят в земле. Погребение происходит без всяких церемоний на деревенском кладбище, затем следует период траура для всего линиджа продолжительностью около десяти дней. Спустя 13–49 дней (а то и более) совершаются вторые похороны, цель которых – увести душу покойного в страну предков. В этой церемоний должны обязательно участвовать священнослужители. У гурунгов они трех типов: буддийский лама и шаманы, сохраняющие религиозные традиции племени – клеври и поджу. Присутствие поджу необходимо; наряду с ним у членов «Четырех кланов» действует лама, а у людей из «Шестнадцати кланов» – шаман-клеври. Лишь незначительное меньшинство гурунгов призывают жреца-буддиста, причем обязательно гурунга, из своей среды. Только это меньшинство и можно считать буддистами. Остальная часть населения довольствуется своей племенной религией и шаманами, происходящими всегда из среды «Шестнадцати кланов».

Клеври и поджу – шаманы, чья душа способна путешествовать в поисках злых духов и заблудших человеческих душ. Они усвоили от своих наставников различные ритуальные действа, сопровождаемые соответствующими мифологическими текстами (пе), в которых говорится о происхождении обрядов и восхваляется их эффективность. Оба шамана одеты ярко, почти театрально – колпак или тюрбан, длинные белые одеяния, ожерелья, пояс, носят с собой барабан и цимбалы. Но далее начинаются различия и в костюмах, и в поведении: поджу втыкает в свой тюрбан перья, клеври укрепляет на нем пять изображений богов. Клеври – это жрец обычного житейского обряда. Он руководит похоронными церемониями, возносит моления о благополучии семьи и деревни. Наступление официальных религий приводит к тому, что сначала его место занимает лама, либо брахман. "Специальность" же поджу – экстраординарный ритуал.


Гурунги, помимо всего прочего, славятся своими обычаями взаимопомощи и поддержки. Подобное характерно также для народа лимбу, однако пример гурунгов наиболее известен в Непале. В деловых вопросах, например, в организациях экспедиций, гурунги пользуются репутацией честных и надежных партнеров.

У гурунгов существуют молодежные группы (ногар), которые совместно проводят наиболее важные сельскохозяйственные работы на полях всех участников по очереди.

У подростков-гурунгов есть свои дома молодежи (роди гхар), где они собираются на вечеринки с песнями и танцами (в одной глухой деревне Смоленского поозерья, где я обычно проводила трехмесячные летние школьные каникулы у дедушки с бабушкой, у нас такое место сбора молодежи тоже было – только называлось это, простите, блат-хата).

А в окрестностях Гандрука почти с любого склона открываются такие виды:


Горный пейзаж. Nepal Himalaya, Annapurna conservation area

Описание обычаев и обрядов гурунгов: М.Габорио "Непал и его жители"
Tags: Южная Азия, горы
Subscribe

  • Черноморское побережье Тамани

    Есть еще нехоженые нами места даже по берегам Черного моря и одним из таких является побережье Таманского полуострова. Вот и решили мы провести…

  • Почему Енисей зимой не замерзает?

    Незамерзающий зимой Енисей за счет эффектного тумана способен преподнести сюрприз заезжему путешественнику-фотолюбителю в виде интересных кадров,…

  • Фарфор усадьбы Марьино...

    "Фарфор! Кому фарфор, подходите покупайте фарфор! -, зазывал покупателей продавец на вещевом рынке, - Девушка! Купите китайский фарфор! Девушка в…

promo geografiya september 9, 2011 11:56 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Правило 1. В заголовке или первых строках текста поста должно быть четко обозначено, о каком географическом объекте идет речь. Страна, район, город - чем подробнее, тем лучше. Правило 2. Текст поста должен иметь явную познавательную составляющую с точки зрения географии. Если модератору…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments