प्रकाश (ostrea) wrote in geografiya,
प्रकाश
ostrea
geografiya

Земля Долпо (Северо-Западный Непал)


Стадо яков на перевале Шей Ла. Верхнее Долпо, Непал

Часть 6. Перевал Шей Ла (Sela Bhanjang) – дорога в Намгунг

05 сентября 2011 г. Девятый день трека: Shey Gompa (4160) – Shey La (5010) – Namgung Gompa (4430)

Набор высоты: 1020 метров, сброс – 900 метров. Время в пути – около 8,5 часов.

Удивительно красивый выдался день – а ведь, казалось бы, ничто не предвещало.
Выходим спозаранку, как обычно. Тропинка из Шей вьется среди зеленых холмов, поросших редкой травой, постепенно набирая высоту.



По мере набора высоты пейзаж вокруг становится более суровым и каменистым. По небу гуляют плотные облака, но непохоже, что они прольются дождем в ближайшее время. Тропа местами начинает забирать круто вверх. Кое-где большие камни вдоль тропинки выложены лесенкой – в сезон дождей (а это лето выдалось в Долпо аномально дождливым) неукрепленные камнями дороги тут зачастую просто смывает.


Силуэт Денди на фоне пасмурного неба

По пути встречаем нескольких всадников, обмениваемся обязательным тибетским коротким приветствием. Они едут из Сальданга в Шей, чтобы встретить там очередную партию яков. На лошади этот длинный путь занимает у местных менее одного дня.


Встречный караван

Дело в том, что в горах действует простое правило жизни, глубоко укоренившаяся традиция – приветствие как способ продемонстрировать свои добрые намерения. При встрече принято поздороваться и задать несколько стандартных вопросов: кто ты, с кем, куда, откуда и зачем идешь. Эти вопросы – не формальные, не пустые, вроде коронного вопроса офисных зай, асечных спамеров и прочих светлых лучиков "приветкагдила", от которого меня с ходу начинает тошнить, поскольку фальшивый интерес чужого человека в городе к моим делам не имеет никакого отношения к вежливости. В малонаселенных горных районах все иначе. Приветствие путников – это элемент нормы взаимопомощи, какую можно встретить только там, где выживают совместно, обмен важной стратегической информацией о твоем местонахождении вчера-сегодня-завтра, которая в некоторых случаях может спасти жизнь. Ну и некий поведенческий маркер – если уж человек не отвечает на твое приветствие, значит, настроен априори недружелюбно, и следует его опасаться. Просто так этим не пренебрегают.


Короткий отдых

В долине Шей часто попадаются мани-стены, сложенные из камней с мантрами – для многих людей эти места священны. Портеры у таких сооружений всегда сбрасывают корзины и отдыхают несколько минут. Иногда попутно читают мантры.

Через непродолжительное время начинается собственно подъем на очередной пятитысячный перевал Shey La (еще его обозначают как Sela Bhanjang, или Sela Munchung La, высота на разных картах указана от 5010 до 5067 метров). На перевал ведет каменистое речное ущелье.



Постепенно набираем высоту:


Денди поднимается на перевал Шей Ла

Как видите, тут нет никакого недостатка в воде – с горы бежит ручей. К моменту, когда я уже основательно подустала, портеры очень кстати разводят примусы и прямо здесь, в ущелье, приступают к готовке обеда. Подкрепляю силы только горячим кофе с печеньем и шоколадом – плотной еды на подъеме совсем не хочется. Завершив короткий перекус, начинаю медленно и плавно подниматься дальше.


Подъем на перевал Шей Ла

Если присмотреться, внизу виднеется желтая точка – это куртка Денди. Расстояние от стоянки портеров до меня визуально кажется совсем небольшим, но на высоте преодолевается достаточно тяжело. В какой-то момент облака наконец расходятся, и солнце освещает холмы, оставшиеся позади. Мрачное ущелье начинает выглядеть веселее – из-за туч иногда открываются снежные склоны Канжиробы Химал и другие шеститысячники.


Подъем на перевал Шей Ла

Дойдя до вершины холма, останавливаюсь и решаю дождаться портеров, поскольку не знаю, куда двигаться дальше – одно из двух возможных направлений ведет прямо, траверсом, а другое – круто налево, где среди скал виднеется что-то вроде прохода. Наконец меня догоняет первая двойка портеров. Времени, чтобы преодолеть расстояние от стоянки до вершины холма, им потребовалось примерно в два раза меньше, чем мне.


Меня нагоняет первая двойка портеров

Выясняю, что нужно идти прямо – траверсом между огромных холмов. Дожидаюсь Денди. В своей плотно застегнутой желтой куртке и с укрытой, вопреки обыкновению, головой, он похож на космонавта в скафандре.


Денди поднимается на перевал

Пейзаж вокруг потрясает – это огромное ровное каменистое пространство, словно причесанное граблями великанского размера. Здесь очень ветрено – нет ни одного кустика, только голые камни. Снова ассоциации с какой-то заброшенной планетой.



В первой части подъема под ногами хлюпает вода, и склон покрыт жидкой грязью. Наконец мы оставляем далеко позади ручное русло, и пользуемся возможностью присесть на сухом участке тропы, чтобы передохнуть и полюбоваться снежными склонами Канжиробы, которые иногда становятся видны в разрыве облаков.


Отдыхаем на подъеме

Поднимаемся еще на один небольшой холм – и спустя непродолжительное время я вижу впереди большую пирамиду из камней, оставленных путниками. Цель достигнута – мы стоим на перевале Шей Ла, словно на границе Вселенной. Вид с перевала необычен – словно стоишь на "горе над горами", и возникает удивительное чувство полета, парения.

Окружающий горный пейзаж настолько великолепен, что меня тут же пробивает на его панорамизацию:


Вид с перевала Шей Ла, Верхнее Долпо

На высшей точке перевала стоит традиционный чортен из камней с шестами и висящими на натянутых веревках молитвенными флажками лунгта. Все эти камешки, лежащие у чортена, принесли сюда путники, прошедшие первал Шей Ла.


Чортен из камней на перевале Шей Ла, Верхнее Долпо. Высота 5010 метров

В Монголии и на Алтае эти памятные знаки (столбы-сэргэ) с тряпочками и флажками носят название "Обоо" (или "Обо"). А в Тибете и высокогорной части Непала эти каменные пирамидки называются Лар Тса, или Ларце. Смысл этого обряда не изменился с древнейших добуддийских времен. Божество "Вечное небо" (Тэнгри) и богиня "Земля-мать" пришли к тибетцам и монголам (также исповедовавшим "черную веру" бон) от древних иранцев. Каждый путник, проходя Лар Тса (дом, где живут местные духи) оставляет им камешек, лунгта или хотя бы лоскуток цветной материи из своей одежды, или несколько крошек еды – в уплату за проход.

Духи, живущие в горах – воздушные всадники и охотники Цан, будучи разгневанными, способны навлекать на путников ураганы. Лу – обитатели речных и озерных вод, считаются более милосердными. Садахи владеют землей: пастбищами и пашнями. Из них наиболее важны Нанг Лха – внутреннее божество дома, и Габ Лха – дух очажного огня, которого страшно было рассердить пренебрежением, ибо в зимнюю стужу в горах только он был защитой кочевника. Духи-защитники окружали каждого человека, два из них располагались у него на плечах, и, чтобы поразить человека, нужно было их спугнуть.



У Лар Тса нельзя оставлять мусор и грязь, это считается чудовищным кощунством. Особенным знаком почтения к духам-хранителям среди буддистов считается подношение своего шарфа-ката и гирлянды из флажков-лунгта с мантрами. Люди (и мужчины и женщины), которые хотят, чтобы в их семье появился сын, обертывают большой белый камень в ката и трижды обносят его на руках вокруг Лар Тса, оставляя затем среди прочих.

А высший подвиг – возвести после трудного перехода свою собственную пирамидку. Этот обряд имеет еще и вполне практический смысл: добротно построенный чортен – это символ вашего будущего дома, в котором вы поселитесь после реинкарнации. Сделаете ваш домишко хлипким, из трех камней – существенного улучшения жилищных условий в ближайшей паре жизней не ждите. Это все мне рассказал Денди-космонавт.


Денди-космонавт на границе между мирами

Романтический имидж покорителя галактики дополняет сильно отросшая щетина и смешная мандаринская бородка на лице – Денди не имеет обыкновения заморачиваться бритьем в походах и к концу третьей недели становится похож на абрека.

Пока я занималась фотографированием окрестностей, не в силах уйти с этого прекрасного перевала, портеры уже побежали вниз (их видно слева на склоне в виде крошечных точек), а мой сирдар уселся помедитировать.



Место к этому удивительно располагает. Мы сидим под развевающимися флажками, слушаем гул ветра и смотрим на белоснежные облака, летящие по пасмурному небу, и на окружающие горные цепи. Сотни вершин и хребтов разного цвета и разных форм выглядят как волны в бесконечном океане, они похожи и в то же время удивительно разнообразны. Насмотреться невозможно.



Посидев на перевале довольно долго, начинаем спуск вниз. Вдруг сзади я слышу топот копыт – на перевал приходит стадо стадо яков из Шей со знакомым погонщиком.



Яки, как я уже неоднократно писала – удивительно прекрасные и удивительно пугливые существа. Пытаюсь подойти к ним поближе, чтобы оказаться в гуще стада – убегают. Мне хочется сфотографировать их бегущими по склону галопом – ведь такие декорации! Насмешив пастуха, с гиканьем несусь быстрее ветра наперерез якам в надежде их ускорить – увы, вместо фотогеничного галопа животные предпочитают уходить от меня вальяжной трусцой, презрительно помахивая пушистыми хвостиками.

Забег наперегонки с яками с пятитысячного перевала был одним из самых сильных впечатлений этого прекрасного дня. И, как ни странно, я почти не запыхалась – ура, акклиматизация благополучно закончена, в грунт и в Тайланд еще рано, раноооо! Спасибо якам.



Нагоняем наших портеров, отдыхающих в красивом месте и в картинных позах – я прошу разрешения их сфотографировать. Ребята с удовольствием выстраиваются в еще более живописную композицию. На фото не хватает только юного Лакпы, убежавшего вперед – несмотря на молодость, он был, как мне кажется, самым сильным портером среди них.


Будди, Бхимал и (на переднем плане) Лакман

Нафотографировавшись и посмеявшись, ребята берут корзины и начинают спуск.



Я еще некоторое время любуюсь суровым пейзажем Земли Долпо.


Горный пейзаж на спуске с перевала Шей Ла

Через некоторое время каменистая почва сменяется ковром из колючих растений, живущих в высокогорье – многие из них даже цветут. Склоны перевала широкие, тропинка удобна и не требует сильной сосредоточености и внимания. Смотреть можно не только под ноги, но и на небо, и мысли могут бродить свободно, как эти облака.



Нам удивительно повезло с погодой – вопреки обыкновению, на наши головы не пролилось сегодня ни капли дождя, хотя с перевала было видно, что за соседним хребтом собирается гроза.



Начинают попадаться пышные кустарники, окрашенные в осенние багряные тона:



И мани-стены из камней с мантрами:





И местные жители (эта суровая девушка в одиночку гнала караван из нескольких нагруженных яков). Видите, как смотрит? Она явно нас опасается. С нашей стороны склона светит яркое солнце, но на этой фотографии видно, что за соседним хребтом справа уже начался дождь. Такая неустойчивая погода тут.



Я часто останавливась, чтобы пофотографировать, и, сильно отстав от ребят, большую часть пути прошла в полном одиночестве. Переправившись через очередную реку, прихожу в Намгунг – портеры уже разбили палатки. Тут тоже нет никакой деревни – только монастырь и чуть выше старая гомпа в красной скале. В монастыре в теплое время года живет несколько монахов.



Вокруг колосятся тщательно распаханные поля, дающие им пропитание. Местные деревни слишком немногочисленны и бедны, чтобы кормить монахов, и члены религиозных общин в Долпо должны сами работать в поле, добывая себе пропитание. Соответственно, работая, как обычные крестьяне, они предпочитают жить жизнью обычных людей – многие обзаводятся женами и детишками, несмотря на религиозные запреты. Насколько я поняла, для Долпо, как и для Тсум, это вполне стандартная ситуация.


Намгунг Гомпа, построенная в скале

Покупаем в монастыре несколько картофелин для дал-бата и поджаренных зерен ячменя.
Стоянка для палаток у Намгунг Гомпы отличная – ровная и плоская, хоть и небольшая, на четыре-пять палаток примерно. Есть немыслимое для этих мест удобство – туалет системы "очко". Закрытый, ура!

Распаковываю свой рюкзак и с удовольствием переобуваюсь в легкие сандалии. Тем временем дело идет к вечеру, собирается дождь, а Денди в лагере все еще нет, хотя все портеры в наличии. Странно – я прекрасно помню, что он ушел вперед, пока я фотографировала, но по дороге до самой стоянки я его не встретила – куда же он подевался? Портеры не проявляют ни малейшего беспокойства, но и через час Денди все еще нет, и я начинаю волноваться. Еще через десять минут, когда я уже вовсю начинаю бить тревогу и собираюсь в спасательную экспедицию – идти назад его искать, мой сирдар, слегка всклокоченный, наконец появляется в лагере. Ух, сразу огромная гора с плеч – он жив и здоров.

Оказывается, Денди по пути прилег за каким-то валуном на солнечном травянистом склоне отдохнуть, да и заснул. Так и проспал более двух часов, а я прошла мимо, так как не заметила его с тропы.

Еще здесь, в Намгунге, случилось странное происшествие – у меня порвался каучуковый шнурок с моим походным амулетом, который я ношу в горах и в дальних поездках. И кулон этот – маленькая прямоугольная серебряная пластинка с высеченной на ней мантрой Падмасабхавы, потерялся. Когда я обнаружила на шее лишь обрывок шнурка, расстроилась, конечно. Помню, что очень тщательно осмотрела все складки одежды, куда он мог соскользнуть, обшарила карманы и даже ботинки – увы, кулона нигде не было, и я смирилась с потерей, решив, что наверное так и надо – оставить какую-то ценную частицу себя в этих местах.

А самое удивительное случилось после того, как я вернулась в Москву – отбирая походную одежду в стирку (ох, до чего же она была грязная) и выворачивая карманы, я нашла этот кулон (сильно потемневший, как будто он лежал где-то в земле) в правом кармане моей походной поларовой кофты. Я совершенно уверена, что во время похода его там не было, я же носила эту поларку все время, почти не снимая. Не исключено, что это Денди нашел его на стоянке, и уже в Катманду, пока поларка валялась в номере, положил мне его в карман – он всегда имел обыкновение тщательно осматривать стоянку на предмет забытых мелких вещей, и не раз мне их возвращал таким образом. Но у Денди я спрашивать про амулет почему-то боюсь – ведь если выяснится, что это не он, мое рациональное "я" окажется в тупике.-)

Как бы то ни было, кулон сейчас со мной, и я надеюсь, что то место, где он побывал без меня, сделало его еще сильнее. Теперь я ношу его не на шнурке, а на cеребряной цепочке.

Расходы этого дня: 300NRs (оплата за стоянку монастырю и картошка).

Продолжение следует

Часть 1. Общая характеристика маршрута и организационные моменты
Часть 2. Бюджет. Заброска на маршрут и первые дни похода
Часть 3. Озеро Поксундо
Часть 4. Перевал Ngadra La – дорога в Шей
Часть 5. День отдыха в Шей. Введение в яковедение
Tags: Южная Азия, горы
Subscribe

  • Ловииса летом и зимой...

    "Муж поехал с друзьями на несколько дней на рыбалку. Возвращается и жена разбирает его вещи, обнаруживает недостачу пары трусов, интересуется куда…

  • Март и декабрь в Хельсинки

    "Молодой человек хотел знакомиться с девушками , но у него это не получалось. Тогда он пошел на курсы пикаперов и там его научили, прочитали теорию,…

  • Триест

    Ко дню объединения Италии. "17 марта 1861 года основано Итальянское королевство"- День объединения Италии, 160 лет Триест : Триест и Трентино -…

promo geografiya september 9, 2011 11:56 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Правило 1. В заголовке или первых строках текста поста должно быть четко обозначено, о каком географическом объекте идет речь. Страна, район, город - чем подробнее, тем лучше. Правило 2. Текст поста должен иметь явную познавательную составляющую с точки зрения географии. Если модератору…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments